Сосуды возле головы в одном из погребений некрополя Фронтовое 3.
Сосуды возле головы в одном из погребений некрополя Фронтовое 3. Фото: Институт археологии РАН

Крымская новостроечная экспедиция Института археологии РАН при раскопках на будущей автотрассе «Таврида» в районе Севастополя обнаружила нетронутый позднескифский могильник II — IV веков нашей эры. Найденные при раскопках артефакты позволят восстановить историю Крыма римского периода и воссоздать картину жизни поздних скифов в этот временной отрезок, их культуру, традиции и обрядность.

– История поздних скифов интересна не только сама по себе, но и тем, что она показывает, как античная культура влияла на варваров и как они влияли на неё, как волны миграций накатывались одна за другой, перемешивая и причудливо переплетая местные народы. Не все детали этих процессов еще ясны, и пролить на них свет могут только масштабные и тщательные раскопки. Именно поэтому так важно изучение могильника Фронтовое 3, – говорит руководитель экспедиции, доктор исторических наук Сергей Внуков.

Исследованная часть могильника. Вид с юга.
Исследованная часть могильника. Вид с юга.

В античных письменных источниках очень мало информации о прошлом Крыма (или Тавриды), и его история в период поздней античности полна белых пятен. Поэтому особое значение приобретают данные археологических раскопок. После решения о строительстве трассы «Таврида», которой, согласно Федеральному закону об обязательной археологической экспертизе земель перед их освоением, должны предшествовать археологические раскопки, археологи получили уникальную возможность провести широкомасштабные исследования в разных регионах Крыма. Раскопки, начавшиеся весной 2017 года, стали крупнейшими в археологической истории Крыма: ученые из основных археологических центров страны обследовали почти 300-километровый участок будущей трассы, пересекающей полуостров с востока на запад и обнаружили более чем 90 памятников истории, уходящей в прошлое до 80 тысяч лет – от эпохи мезолита до XIX века.

В 2018 году в районе Севастополя, на левом берегу реки Бельбек Новостроечная Крымская экспедиция Института археологии РАН под руководством Сергея Внукова обнаружила нетронутый некрополь, получивший название Фронтовое 3 по наименованию ближайшего поселка. Эта находка была огромной удачей, потому что в этом регионе Крыма предыдущие раскопки аналогичных памятников проводились в основном в 1960 — 1970 годах. К сожалению, эти могильники тогда не были в достаточной мере исследованы, и к настоящему времени они полностью разграблены. Обнаруженный во время строительства трассы некрополь Фронтовое 3 сохранился полностью и поэтому представляет особый интерес для ученых, которые получили возможность исследовать нетронутые захоронения на современном научном уровне.

Некрополь датируется концом II–IV веками нашей эры. Население Западного Крыма в римское время было весьма неоднородным. В Херсонесе жили потомки греческих колонистов, в горах   –  потомки тавров, в степях северо-западной части полуострова до II века нашей эры обитали потомки скифов, перебравшихся из Северного Причерноморья и перешедшие к оседлому образу жизни.

Неизвестно, были ли они прямыми потомками «классических» скифов, кочевавших в степях Северного Причерноморья примерно с VII века до нашей эры и оставивших после себя знаменитые курганы. На полуострове, постоянно контактируя, торгуя и воюя с греческими Боспорским и Херсонесским государствами, смешиваясь с местными варварами, строя крепости и занимаясь земледелием, бывшие кочевники настолько изменились, что некоторые современные исследователи стали сомневаться в том, что они являются прямыми потомками кочевых скифов. Чтобы отличить новую культуру, её назвали позднескифской.

Позднескифское государство первоначально играло заметную роль в истории Крыма. Оно постоянно угрожало Херсонесу и во второй половине II века до нашей эры захватило его сельскохозяйственную территорию на северо-западе полуострова. В конце этого же столетия поздние скифы сражались с понтийским царём Митридатом VI, в первой четверти I века нашей эры – с боспорским царём Аспургом, а в 60-х годах нашей эры – с римлянами.

В I веке нашей эры в Крым проникают кочевые сарматы, в середине II века за ними идет новая волна кочевников-сарматов, а в III веке – готы и аланы. В начале II века нашей эры поздние скифы покидают крымские степи и уходят в более безопасные предгорья. К III веку нашей эры их государство приходит в упадок.

Сейчас сложно сказать, кем были когда-то люди, похороненные в некрополе Фронтовое 3. Долина реки Бельбек, где обнаружены захоронения, во время поздней античности являлась контактной зоной многих народов: здесь обитали потомки автохтонных тавров, носители степных культур (поздние скифы, затем сарматы), германцы-готы, и при этом жившие здесь общины испытывали сильное влияние греческого Херсонеса. Местная культура носила во многом эклектичный характер, что подтверждают находки из могильника. Способы захоронения и найденные в них предметы указывают на различные культурные влияния: скифское, сарматское, греческое и готское. Очевидно, что могильник точно отражает бурные исторические события этого периода.

Подбойная могила с помещенными в нее кремированными останками. Некрополь Фронтовое 3.
Подбойная могила с помещенными в нее кремированными останками.
Некрополь Фронтовое 3.

Ранние погребения некрополя датируется концом II – первой половиной III века нашей эры. Большинство их представляют собой подбойные могилы, которые состоят из вертикального входного «колодца» и ниши – погребальной камеры, устроенной в одной из стенок. Погребенных укладывали на спине, у головы обычно помещали посуду, стеклянные сосуды, ножи и пищу, которую клали покойным «в дальнюю дорогу». Затем вход в камеру закладывали камнями.

Женские захоронения отличались от мужских набором предметов. Если в женских погребениях больше украшений: бус, браслетов, серег, часто находят стеклянные флаконы, пряслица от веретен, и нет оружия, то в мужских захоронениях нет серег и колец (только иногда встречаются крупные перстни и единичные и крупные бусы), зато может быть оружие и конская узда.

Так, в одном из захоронений археологи обнаружили около головы усопшей кувшин, стеклянный бальзамарий (флакон для благовоний), амфору, нож, на груди  –  ожерелье из стеклянных, гагатовых, янтарных бус, а под ключицей – три золотых лавровых листа (вероятно, от греческого золотого погребального венка). Также в захоронении были найдены стеклянный бисер, которым когда-то была расшита одежда, две застёжки-фибулы и две пряжки, стеклянная кружка, а рядом – кольца и пряжки от ремня.

Среди находок в ранних погребениях особо выделяются перстень с вырезанной вставкой-печаткой из сердолика и золотая пронизь с подвеской каплевидной формы и сердоликовой вставкой, окантованной зернью. Ближайшие аналоги ей были найдены в некрополе Херсонеса.

Как выяснилось во время раскопок, некрополь постепенно расширялся на юг и восток. Большинство могил второй половины III и IV века нашей эры также были подбойными, но появились и другие погребальные конструкции: грунтовые могилы с заплечиками  – уступами, на которые опирались каменные плиты перекрытия.

В IV веке начали также строить грунтовые склепы, состоящие из прямоугольной подземной погребальной камеры и ведущего в склеп с поверхности узкого коридора-дромоса со ступеньками. Вход в камеру закладывали камнем. В таких склепах хоронили несколько человек, видимо, членов одной семьи.

Вид сверху на склеп и соседние могилы. Некрополь Фронтовое 3.
Вид сверху на склеп и соседние могилы. Некрополь Фронтовое 3.

В поздних мужских погребениях найдено оружие: мечи, кинжалы, в одном из могил был найден боевой топор. Возле черепов по-прежнему ставили сосуды, в некоторых из которых сохранились остатки заупокойной пищи. Нетронутые захоронения позволили точно установить детали погребального обряда: так, в одном из склепов, где был похоронен взрослый мужчина, возле черепа лежали несколько керамических и один стеклянный сосуд, в миске осталась скорлупа яиц и кости птицы, у правого плеча находился кинжал, с левой стороны у ног – меч. К стенке был прислонен щит, от которого сохранились рукоять и умбон (накладка на центральную часть щита).

Погребальная камера, вид сверху. Некрополь Фронтовое 3.
Погребальная камера, вид сверху. Некрополь Фронтовое 3.

При раскопках были найдены греческая краснолаковая посуда, стеклянные кувшины, множество пряжек и фибул — металлических застежек для одежды, которые исследователи относят к черняховской  культуре II — IV веков. Как отмечают ученые, уже сейчас можно говорить, что коллекция фибул из раскопок Фронтового – одна из наиболее выразительных как по количеству экземпляров, так и по числу различных вариантов.

Во время исследований некрополя археологи применяют также методы естественных наук – геомагнитные исследования для уточнения зоны распространения погребений, фотограмметрию для создания трехмерной модели погребальных комплексов и уточнения их архитектурных особенностей, металлодетекторы для поиска металлических объектов. Вместе с археологами работают специалисты естественных наук, проводящие антропологические и остеологические исследования, отбор проб для радиоуглеродного анализа и другие исследования. Все это позволяет провести раскопки на современном научном уровне, получить дополнительную информацию, уточнить датировки памятника.

Сейчас ученые завершают раскопки на юго-восточном участке и продолжают исследования на северо-западном, где могут находиться более ранние захоронения. После окончания работ участок будет сдан строителям, а материалы раскопок переданы в Херсонесский музей-заповедник (Севастополь).

– В ходе раскопок исследовано более 100 погребений, собрано более 1300 находок. Могильник представляет исключительный интерес для изучения культуры ближайших соседей Херсонеса. Раскопки могильника Фронтовое 3 – яркий пример успешной организации спасательных археологических исследований на больших новостройках Крыма, свидетельство ответственного отношения к сохранению наследия при реализации крупных строительных проектов, – отмечает Сергей Внуков.

Фронтовое 3
Грунтовая могила с заплечиками, вид с северо-востока. Некрополь Фронтовое 3.
Загрузка...