День археолога — неофициальный профессиональный праздник археологов России. По традиции отмечается ежегодно 15 августа, на исходе полевого сезона, когда археологи подводят первые итоги экспедиционной работы. Обычно в этот день проводится «посвящение в археологи».

ИСТОРИЯ ПРАЗДНИКА

В отличие от других профессиональных праздников, день археолога не является официальным. Его появление не связано с каким-либо государственным указом. О происхождении праздника ходит несколько легенд, одну из которых рассказал в интервью академик РАН Валентин Янин:

— Когда-то, лет 70 назад, ещё перед войной, велись в Новгороде раскопки. Ребятам-археологам захотелось праздника, пришли они к руководителю экспедиции Арциховскому и говорят: «Сегодня большой праздник, надо бы отметить». — «А какой?» — «Да день рождения Буцефала, коня Александра Македонского!» Ну и отметили, как полагается. А потом повод забылся, и стал День рождения Буцефала Днём археолога.

По иной версии, традиция праздника восходит к экспедиции 40-50-х годов, руководимой археологом-трипольеведом — Т. С. Пассек, день рождения которой 15 августа. Поскольку вышеозначенная экспедиция стала настоящей «кузницей кадров», то вполне закономерно, что её участники и разнесли добрую традицию по городам и весям.

О СОВРЕМЕННОЙ АРХЕОЛОГИИ В РОССИИ

Археология меняется – эти изменения особенно заметны в конце лета, в преддверии дня археолога, когда приходит время обсудить первые результаты полевого сезона, показать новые находки, прокомментировать самые яркие достижения на большой археологической сцене, — отмечает директор Института археологии РАН Николай Макаров.

Изменения серьезно затрагивают разные сферы археологической науки и практики – от проблематики исследований до приемов и методик полевых работ. Самое очевидное: новые масштабы полевых работ на новостройках, перевод археологической документации в цифровой формат, новый уровень оснащенности археологии техническими средствами, позволяющими с большей полнотой документировать древности в процессе раскопок и последующего изучения.

Квадрокоптеры над раскопами, тахеометры на бровках, GPS станции, фиксирующие местоположение вновь найденных памятников, быстро превратились в обыденные приметы нашей полевой повседневности. Археология стала более открытой для общества, по крайней мере, для той его части, которая интересуются прошлым. Новая скорость распространения информации об археологических находках, доступность части новых материалов в интернете активизирует исследовательскую работу, подпитывает научную состязательность, подталкивает к тому, чтобы не откладывать на годы публикацию материалов. С другой стороны, древности все чаще воспринимаются не только как «исторический источник», но и как культурное достояние, самоценное в своей подлинности и уже в силу этого требующее сохранения: идеи создания новых археологических экспозиций, «музейных окон», археологических парков все чаще встречают поддержку и проходят трудный путь к реализации.

Российская археология стремится к более широкому пространственному охвату ойкумены, открывая для новых проектов далекие и труднодоступные, но знаковые для изучения прошлого точки на Камчатке и в Арктике, в горах Центральной Азии и в Китае. Оживилась и совершенствует свои методические приемы подводная археология, новые правовые нормы позволят более надежно защитить древности на морском дне. Археология в последние годы много сделала, чтобы продемонстрировать свою актуальность, свои возможности для обновления картины прошлого, свою способность конструктивно решать сложные проблемы сохранения древностей в самых неожиданных ситуациях.

В меняющемся мире отчетливо просматриваются новые вызовы археологии и угрозы наследию. Одни из них «вечные», давно знакомые археологическому цеху, хотя и меняющие ныне свои масштабы: давление современной цивилизации стирает материальные следы прошлого, несет угрозу мощной трансформации археологических ландшафтов, физической утраты огромной части археологических памятников. Это давление сегодня часто выступает в неожиданных формах – таяние ледников угрожает древностям в Арктике и на высокогорьях, усыхание влажного культурного слоя влечет за собой разрушение остатков построек и предметов из органических материалов в толще напластований средневековых городов. Не снижается размах грабительства на археологических памятниках: знакомство с «кладоискательскими» сайтами дает печальную картину широкой торговли древностями, полученными незаконным путем. Но характер новых вызовов не сводится к вечному конфликту между прагматическим освоением жизненного пространства и установкой на сохранение «священных камней» или к противостоянию дельцов-копателей и ученых. Неожиданные проблемы обозначились с ростом спасательных раскопок и археологических материалов: как обеспечить хранение древностей, объем которых многократно вырос, в музейных фондах с их вечным недостатком пространства, как обеспечить долговечность бумажной и цифровой археологической документации в архивах. Новации в законодательстве ставят под вопрос устоявшиеся процедуры экспертизы земельных участков, долгое время сдерживавшие вторжение застройщиков на необследованные территории. Запрос на облегченные версии истории и увлечение цифровыми технологиями создают соблазн замены фундаментальных музейных экспозиций археологическим диснейлендом. И, пожалуй, самая неожиданная и самая острая проблема: как сбалансировать кипучую работу на новостройках полновесными академическими проектами, открывающими не отдельные фрагменты ушедшей реальности, а целостное видение эпох и культур. Измельчание археологии, размывание ее фундаментальной научной основы в новой экономической и информационной среде – не менее серьезная угроза, чем физическая потеря археологических древностей.

Загрузка...