Экспертиза подтвердила, что отец ребенка – двоюродный брат Тани. Ему – 14 лет
Многодетная семья живет в ужасных условиях. Фото: Высокий Замок / wz.lviv.ua

Ранее мы уже рассказывали о резонансной истории — 12-летней девочки из украинского города Борислава, которая родила ребенка. Долгое время малолетняя роженица не призналась, кто является отцом новорожденной девочки. Сначала Таня указала на 18-летнего соседа Андрея. Экспертиза ДНК опровергла это утверждение. Под подозрение попали члены ее семьи: отчим, сводный и родной братья. Полиция открыла уголовное производство.

Тем временем телеканал “Интер” решил сделать на этой сенсации себе рейтинг. Татьяна и ее семья приняли участие в двух передачах. Ведущий спрашивал у девочки и ее родственников подробности их отношений, в том числе и интимных. Пытался выяснить, кто же отец рожденной Дианки? Таня была немногословна Дошло до того, что у мужчин из этой семьи прямо во время ток-шоу взяли анализы крови для экспертизы ДНК. Приглашенные эксперты и гости программы активно все это обсуждали, не раз доводя и Таню, и ее маму Аню до слез… Такое поведение телеканала возмутило многих телезрителей. В конце концов среагировала и омбудсмен, обвинив телеканал в “нарушении прав малолетней роженицы”. Хотя во время второго эфира ведущий анонсировал, что на следующей передаче зрители узнают правду, третьего эфира не было…

После публикации в СМИ “Борислав разделился на два лагеря: одни говорят, отец ребенка – отчим, другие – родной брат Тани”, журналисты несколько раз звонили к отцу Андрея, господину Олегу, чтобы узнать, чем закончилась эта нашумевшая история. Но неожиданно на связь вышел сам отчим Тани – Иван. Сказал, что все, кто обещал им помочь, ничего не сделали. Их все обманули. В том числе и телеканал. Отчим в очередной раз согласился встретиться с журналистом издания «Высокий Замок».

Дом, где живет семья, на окраине города. Добираться туда сложно – асфальтированной дороги нет. Со двора видно, что ремонта здесь давно не было. На втором этаже, где, собственно, обитают Лучишини, в коридоре творится ужас: когда касаешься стены, весь дом буквально движется…, рассказывает журналист.

Экспертиза подтвердила, что отец ребенка – двоюродный брат Тани. Ему – 14 лет
Аня со своей дочкой Таней и внучкой Дианой. Фото: Высокий Замок / wz.lviv.ua

— В прошлом году здесь были все (чиновники. – Авт.). Сказали, дом снят с баланса. То, что он в аварийном состоянии, это мягко сказано. Он может обрушиться в любой момент. На днях я вызвала социальную службу. Машиной не могли сюда доехать, шли пешком… Сказали написать заявление в городской совет. Это ничего не даст! Я сто раз туда обращалась. Здесь была квартира моей мамы, она умерла, когда мне было 13 лет. На этих 32 квадратных метрах прописано 13 человек (квартира не приватизирована). Сейчас еще и приехал мой брат с тремя детьми, они тоже здесь прописаны. Раньше жил в селе, но нашел работу в Бориславе. Не могу его выгнать. Раскладывают в комнате кресла, диван и так спят. Мы с детьми – в другой комнате. Живем как в перчатке…

В доме столько детей, что не успеваешь их всех разглядеть. Старшая дочь Ани – 14-летняя Ира – нянчит сестренку Викторию, которая делает первые шаги… 4-месячная Дианка, дочка 12-летней Тани, спит в соседней комнате. Аня говорит, что отношения в их семье дружеские (всего в семье семеро детей). Друг друга поддерживают. Рассказывает про сироту Володю, с которым вместе училась в школе-интернате. Он тоже живет с ними. Когда ее первый муж Виталик умер, Володя помог с ремонтом. И теперь во всем помогает. На день рождения подарил стиральную машину…

— С первым мужем, Виталиком, я прожила 10 лет, – вспоминает Аня. – Несколько лет жили в Запорожской области (в Мелитополе). Поехали туда на работу. Хотели заработать на квартиру. Работали на поле у корейцев. Они выращивали помидоры, огурцы, арбузы. Я там Иру родила и Таню. Сначала корейцы хорошо платили, а потом нас обманули – ни копейки не дали. Мы с детьми не имели еды. Ночевали в подъезде… Тогда старшую дочь Иру забрала к себе в Борислав мама мужа. И все пошло наперекосяк, когда Виталик заболел сахарным диабетом. Начал выпивать, руку на меня поднимать. Мы разошлись…

С Иваном Аня знакома еще с детства. Родила от него сына Володю. Было время, когда Иван сидел в тюрьме. Аня годами вместе с детьми слонялась по квартирам. Ее родители выпивали. Отец работал на фарфоровом заводе. Мама была медиком. Но в 10 лет Аня не ходила в школу. Не умела читать и писать. Кстати, Аня – младшая дочь, их в семье пятеро. Старшую сестру Наталью она ни разу не видела (ее тоже воспитывала бабушка). Когда стало трудно с деньгами, Аня вернулась с детьми в родительскую квартиру. Ее дочь Иринка и теперь живет с бабушкой. После скандального телешоу не позволяет Ирочке общаться с мамой…

— Иван имеет сейчас работу?

— Копает ямы на кладбище. Берется за любую работу…

— Почему бабушка к вам Иру не пускает?

— После того ток-шоу у нас отношения испортились. Хотя до того мы общались (Ира мне рассказала, что бабушка говорит: «Зачем ей это?». В школе к ней приставили психолога. Она этого не понимает, ведь это ее мама. Поэтому все равно к ней приходит. – Авт.). Жалею, что поехала на то шоу… В Интернете пишут, что они мне 40 тысяч грн. заплатили. Они мне не заплатили ни копейки! Мы сделали ДНК-тесты. Должна быть третья передача. Я на нее не поехала… Просила, чтобы на канале объяснили, что ничего нам не платили. Я в Бориславе много лет живу. Меня много людей знает. Когда денег не имею, а хочу детям купить колбасы, иду в магазин – «на бороду» беру (в долг. – Авт.). После ток-шоу мне в долг не давали, говорили, что деньги имею, потому что телеканал заплатил мне 40 тысяч грн. Я в магазине плакала и клялась, что не брала никаких денег. На канале пообещали лишь, что Таню ждет сюрприз! Таня его до сих пор ждет! Пишет им, но они редко пишут. Говорят, много работы…

— Кто же отец новорожденной Дианы?

— Экспертиза, которую проводила полиция, биологического отца не обнаружила. Тесты прошли отчим Тани, ее сводный и родной братья. Тогда ДНК-тест сдал Володя, сирота, который живет с семьей, родной брат Ани – Михаил (он живет на первом этаже). Снова – нулевой результат!, рассказала Аня.

— В полиции сказали, если Таня не признается, признаем ее неадекватной, а ребенка заберем. Тогда призналась. Провели новую ДНК-экспертизу, которая подтвердила, что это двоюродный брат Тани – Остап. Ему 14 лет. Сын моего брата Михаила от первого брака. Он с мамой и ее сожителем тоже живут в Бориславе…

— И как все на это отреагировали?

— Для всех это был шок! Таня плакала, говорила, что дяди боялась… Мама Остапа, Леся, моя невестка и кума. Мы с ней вместе в школе-интернате учились. Там с моим братом и познакомилась. Поженились. Прожили вместе 12 лет. Но развелись. Михаил с семьей живет на первом этаже. К нам часто заходит. У нас газа нет, дрова помогает резать. С малой Дианкою позабавится. С Лесей общаемся по телефону…

— Они признали, что Остап отец ребенка?

— Они также провели экспертизу. Отцовство подтвердилось. Остап признался, как все было. Насмотрелись фильмов для взрослых по Интернету…

Однажды Таня позвонила к маме Остапа, сказала, что устала, просила, чтобы Остап пришел с ребенком поиграть. Мама Остапа сказала: «Придем, когда Диане будет год!».

Дианка как раз проснулась. Подхожу к ней. Она улыбается… Таня говорит, недавно простудилась. Но уже здоровая.

— Никуда не могли с мужем выйти, – продолжает Аня. – Все нам говорили, что это ребенок Ивана. А я была уверена на сто процентов, что это не его ребенок. В мою сторону люди кричали: «О, мама проститутки идет». Трудно было такое вытерпеть.

— А вещи для Дианки имеете?

— Кучу вещей имеем. Когда Диана заболела, не было денег на лекарства. То Таня позвонила к бабушке, она нам дала тысячу гривен. Но сказала, чтобы деньги вернули.

— Таня сейчас учится?

— Ходит в школу на индивидуальное обучение. Занимается с учителями в отдельном кабинете. Я остаюсь с детьми. Если кто-то из детей болен, то Иван остается в доме. Когда едем на закупы, старший сын с малыми дома. (Аня рассказывала, что Таня с младшими братьями делает уроки. Дома она как учительница. – Авт.).

— А Остап в какой школе учится?

— Он с моим сыном Володей в одном классе учится. Володя говорит, что у него детство в голове. У них нормальные отношения – как у брата с братом. Володя говорит: «Что то надо было насмотреться, чтобы так гормоны заиграли?!». Он обрадовался, когда доказали, что он к этому не причастен. Очень переживал. Спать не мог. Он с детства болеет. Все время на лекарствах.

— Какие вы выводы сделали?

— Надо было раньше говорить с детьми о сексуальном воспитании, – говорит Аня. – Но в Украине родители стесняются об этом говорить с детьми. Потом эта застенчивость боком вылазит. Я детям говорила, что рано детей не надо рожать. Сама родила рано и кроме детей ничего хорошего в жизни не видела. Это моя ошибка, что Таню не досмотрела. Но подумать не могла, что с ней такое могло произойти…

Хотя Аня вместе с Таней написали заявление в полицию, что не имеют претензий к малолетнему отца, уголовное производство не закрыли. Родители Тани оплатили минимальный штраф (51 грн.) за ненадлежащий уход за ребенком. Родители Остапа также оплатили штраф, но больший – около 300 грн.